Немецкая овчарка - одна или две породы? - FreiWind - племенной питомник немецких овчарок, малинуа и вельш корги пемброк

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Немецкая овчарка - одна или две породы?

О наших породах > Немецкая овчарка

НЕМЕЦКАЯ ОВЧАРКА - ОДНА ИЛИ ДВЕ ПОРОДЫ?
(о «рабочих» и «шоу» немецких овчарках)


 
Ernst vom Weinbergblick
Vegas du Haut Mansard
 

Эта статья поможет любителям разобраться в проблеме современной немецкой овчарки и понять, почему мы являемся убежденными сторонниками рабочего разведения. Специалистам же, в целом знающим предмет, рекомендуем книгу Ф.И.Чуркова «Линии немецкой овчарки в Германии», где на основании глубокого анализа основных линий НО после 2 мировой войны раскрывается проблема раскола породы и ее состояния в настоящее время.

Истоки развития породы

Выдающийся основатель породы Макс фон Штефаниц видел главное предназначение немецкой овчарки в ее общественной пользе, служении на благо человека. Он писал в своих «золотых правилах»: «Постоянно помни, что разведение немецкой овчарки должно быть разведением исключительно общественно полезной собаки, и пусть всегда перед твоим взором стоит только эта задача: собака с хорошими задатками, охочая к работе и с совершенным корпусом». Анатомическое строение и внешний облик виделись фон Штефаницу необходимым инструментом достижения основной цели породы, обеспечивающим здоровье, выносливость, работоспособность, но не «вещью в себе».


В разведении породистых собак, как и других полезных домашних животных, используются принципы зоотехники, главными из которых являются подбор и отбор. Подбор – это поиск оптимальной пары животных-родителей, которые способны дать потомство с желательными характеристиками. Подбор производится путем анализа характеристик предков (анализ по родословным), который, на основании законов генетики позволяет прогнозировать результаты комбинации родительских генов в потомках, их проявления в фенотипе (внешних и внутренних характеристиках организма). Отбор – это включение в племенное ядро породы только тех животных, которые несут, преимущественно, полезные качества, стабильно передают их в потомстве и не обладают  (либо не передают в потомство) серьезных врожденных недостатков. Животные, не соответствующие этим требованиям, выбраковываются, то есть не участвуют в дальнейшем воспроизводстве (но вполне могут использоваться по назначению, если их недостатки не фатальные). Таким образом, подбор и отбор – альфа и омега разведения и улучшения любого вида искусственно селекционируемых животных.


Примерно до 60 гг. XX века одним из важнейших методов качественного отбора немецких овчарок в Германии были специализированные монопородные выставки. Это было исключительно важное зоотехническое мероприятие для специалистов, не носившее элементов шоу и развлечения. На выставках эксперты по породе отбирали собак, максимально близких к идеалу стандарта породы,  сравнивая экстерьер представленных собак, визуальную механику движений в ринге и тестируя поведение. Лучшие собаки общенациональных выставок включались в племенное ядро и определяли будущую судьбу породы.


В организационной сути этого важного мероприятия скрыта серьезная проблема. Породный стандарт допускает достаточно широкое толкование ряда характеристик, а судья – живой человек – субъективно оценивает конкретную собаку и имеет собственное представление идеала породы. Даже несколько разных экспертов могут быть подвержены влиянию текущей моды в породе, хотя, конечно, большее число независимых оценок повышает их качество.   Эта проблема вскрылась еще при работе фон Штефаница президентом SV («Клуба овчарок», в настоящее время – крупнейшей организации «овчаристов» Германии). В начале 20-х гг. XX в. он обнаружил заметный перекос в анатомии, который стал проявляться среди призеров выставок: укрупнение и утяжеление корпуса, уход от средних размеров, потерю пропорций. Используя свой огромный авторитет, фон Штефаниц сумел исправить негативную тенденцию в разведении, включив в племенное ядро лучших «средних» представителей породы (в частности, Клодо ф. Боксберга), но потенциальная проблема с отбором была обозначена.


 
Klodo vom Boxberg – прекрасный образец рабочей немецкой овчарки
 

Чтобы иметь возможность тестировать отбираемых собак не только по телосложению, но и рабочим качествам, общество SV в 1922 г. разработало и ввело в практику кёрунг – систему племенного отбора, включавшую обязательную проверку поведения и смелости, выносливости и работоспособности собак. В 1925 г. в Франкфурте-на-Майне впервые состоялся выставочный чемпионат, победителем которого стал Клодо ф. Боксберг. Таким образом, по инициативе фон Штефаница было сделано важное улучшение в программе отбора немецких овчарок, направленное на развитие породы.

Если отбор является публичным мероприятием, к которому, так или иначе, причастно значительное число людей, то подбор – это, преимущественно, право и поле деятельности заводчика. Исключением был СССР и страны соцлагеря с жестко регламентированной системой породных клубов служебного собаководства, привязанных к ДОСААФ или другим военизированным организациям. Вязки в таких клубах разрешались только на определенных собак, исходя из политики центрального клуба, в которой зачастую действовали чисто конъюнктурные соображения руководства, не имеющие отношения к задаче развития породы в целом. В Германии, а теперь и повсеместно, заводчик сам определяет политику разведения, прислушиваясь или не прислушиваясь к рекомендациям породных организаций. Эта свобода заводчика, по сути, спасла рабочее направление разведения немецкой овчарки от тотального геноцида в 80-90-ее гг. XX в. С другой стороны, «изнанкой» такой свободы подбора является риск заводчика вывести собак, не соответствующих «идеалу» - как идеалу в хорошем смысле, так и его конъюнктурному двойнику-мутанту.


Почему важен продуманный, качественный подбор? Как известно, каждый из родительских организмов передает потомству свой набор генов. Только часть из них проявляется в фенотипе (внешнем и внутреннем облике и поведении) животного, другая же остается в скрытом состоянии, но частично передается по наследству и может «раскрыться» в последующих поколениях. Этот эффективный механизм обеспечивает генетическое разнообразие и развитие вида, «поиск» генетических комбинаций, наиболее отвечающих условиям окружающей среды.


При разведении собак, как и других животных, активно используется техника межродственного скрещивания (инбридинг), которая особенно часто применяется при линейном разведении (т.е. разведении животных по кровной линии от ее родоначальника, уверенно передающего потомству желательные качества). Инбридинг позволяет за короткое время (несколько поколений) значительно улучшить часть породы за счет аккумуляции в потомстве «правильных» генов, проявляющих себя в фенотипе. Но она же несет в себе и потенциальную угрозу.


Если селекционируемая группа относительно мала, то замыкание разведения на небольшое число производителей приводит к накоплению их генов в потомках. Через 5-10 поколений микро-популяция может стать гомозиготной по многим признакам, т.к. новая генерация потомков наследует одинаковые гены от обоих родителей, которые, в свою очередь, накопили их за счет инбридинга на одного общего предка. При этом часто наступает генетическая (инбредная) депрессия, выражающаяся в появлении у потомства недостатков и пороков в анатомии и физиологии, повышении смертности, снижении плодовитости, что ведет к биологическому угасанию микро-популяции. (Причина генетической депрессии – в действии летальных, полулетальных и иных нежелательных рецессивных генов, которые проявляются в гомозиготном состоянии.) В естественной природе предусмотрены механизмы так называемой генетической разрядки, то есть обогащения генофонда популяции – открытие возможности неродственного скрещивания. Например, у псовых – это возможность особей в определенных условиях мигрировать между разными стаями, вступая в брачные связи в новом сообществе, что открывает новые генетические комбинации и снимает накал депрессии. Генетическая судьба искусственно селекционируемых животных оказывается полностью в руках человека.

Раскол породы


В Германии (ФРГ, SV) примерно до середины 60-х гг.,  проводилась, в целом,  весьма грамотная политика разведения, способствовавшая улучшению качества поголовья. Задачей разведения было как улучшение анатомии, так и рабочих качеств собак. Это позволило быстро восстановить популяцию немецких овчарок, сильно потрепанную в ходе II мировой войны и продолжать совершенствовать породу. Селекционная программа ГДР, несмотря на гораздо более скудные ресурсы племенных собак, была очень грамотной, использовала несколько собственных передовых селекционных техник и обогатила популяцию НО прекрасными линиями, которые прослеживаются сегодня во многих рабочих овчарках.


Но в 60-е годы политика SV стала меняться в другую сторону.  Во время президентства К.Руммеля идеология разведения стала дрейфовать к тезису «совершенство через красивый корпус», чему немало способствовала все большая популяризация породы среди обывателей и постепенное перерождение зоотехнических выставок в шоу-мероприятия, становившиеся серьезным источником потенциальных доходов. Эта тенденция достигла апогея в период безраздельного господства в SV братьев Мартиных (начало 70-х – начало 90-х гг.), в частности, Х.Мартина как президента организации. Эти талантливые организаторы довели до абсурда идею «совершенства через красоту», фактически подчинили себе всю политику разведения НО в Европе, создали олигополию мега-питомников «Винерау» и «Арминиус», провозгласили и возглавили практический геноцид рабочих линий немецкой овчарки, поставив их на грань исчезновения, и ужали ядро популяции «шоу»-немцев до трех линий (две из которых были линиями их питомников). В конечном счете это привело в начале XXI века к физической и поведенческой дегенерации шоу-направления породы, составлявшего в то время более 90% всей популяции, вырождению большей части немецких овчарок в декоративную, не способную к работе, породу, «революции» в SV, расколу общества «овчаристов» на непримиримые «шоу» и «рабочий» лагеря, и, в конечном счете, воскрешению в настоящее время «из пепла» рабочего направления разведения, которое переживает активное возрождение.

 
Президент SV (1982-94 гг.) Herman Martin
 

Сегодня шоу-направление немецкой овчарки (shönheitzucht) и рабочее направление (Leistungszucht) настолько далеко разошлись друг от друга, что следует говорить о них если не как о разных породах, то, безо всякого сомнения, о разных породных группах, имеющих серьезнейшие различия в интерьере и экстерьере. В чем основные различия?

1. Прежде всего, в качестве нервной системе и ее раскрытии в поведении. Селекция рабочего разведения ставит основной задачей получение качеств, востребованных в практической работе: активности, смелости, упорства, быстроты реакций, работоспособности, способности быстрого выхода из стресса и адаптации. Все эти качества – проявления сильной, подвижной нервной системы с хорошим балансом возбуждения-торможения, а также выраженных инстинктов. Подавляющее большинство собак рабочего разведения обладают вышеперечисленными способностями; собаки, рожденные с недостатками, не имеют практических шансов на дальнейшее разведение. Селекция «шоузухт» с конца 60-х и до сих пор ориентирована на разведение собак с анатомически совершенным корпусом (по поводу анатомического «совершенства» отдельный разговор, см. ниже), ярко окрашенных, эффектно смотрящихся на ринге и в фоторепортажах. Пользовательским качествам и нервной системе уделяется минимум внимания. Требования к нормативу проверки нервной системы с каждым годом неуклонно снижаются, вследствие чего практически ни одна собака «шоу» направления сегодня не способна конкурировать с «ляйстунгзухт» в соревнованиях по рабочим качествам, и в таких мероприятиях выставочные «красавцы» напрочь отсутствуют.


Ratsumestarin Drago (кобель рабочего разведения)
на Чемпионате мира FCI-2008
Победитель Зигера-2008 (крупнейшее отборочное мероприятие SV)
Vegas du Haut Mansard (шоу-разведение)

2. Фенотипические различия сегодня достигли такого уровня, что обывателю иногда сложно поверить, что серый среднерослый рабочий «зонарник» с ровной линией спины, высокой постановкой задних конечностей, живым выражением темных глаз и его ярко-чепрачный собрат с тяжелым костяком, горбатой спиной, безжизненно висящим хвостом, который с трудом волочит задние ноги по дорожке ринга (при этом «срывает» национальные и международные чемпионские титулы) – это одна порода. Чтобы понять всю разницу в облике – достаточно взглянуть на фото.

Wito vom Weinbergblick,
1 место в квалификационных соревнованиях FCI WM-2008
Zamp Thermodos
Победитель Зигера 2006

Если более конкретно, различия в следующем:

2.1. У «работяг» гораздо шире набор окрасов: зонарно-серый, зонарно-рыжий, черно-подпалый, черный, глубокий чепрак, иногда зонарно-желтый и классический чепрак. Все эти виды окрасов соответствуют стандарту породы и были широко представлены в общей популяции овчарок до засилья «шоуматоров». У «шоу» в подавляющем большинстве – рыже-чепрачный окрас с той или иной степенью интенсивности. Роль разнообразия окрасов для генетического здоровья породы очень велика. Как установили специалисты, вытеснение серого (природного) окраса из популяции способствует весьма быстрому снижению интенсивности пигментации в целом, т.к. ответственный за зонарно-серый окрас ген одновременно является «усилителем» других типов пигментов. А депигментация тесно связана с нарушениями здоровья и деятельности нервной системы. Причиной абсолютного преобладания чепрачного окраса в шоу-разведении стало последовательное вытеснение из селекции  рабочих линий НО сжатие кровной базы племенного ядра шоузухт до трех кровных «супер-линий».


2.2. Рабочие овчарки имеют анатомию, стоящую гораздо ближе к идеалу породы по-Штефаницу и природному типу: спрямленную линию спины, более высокий постанов задних конечностей, средний рост, крепкое, чаще сухое телосложение. Эти анатомические характеристики важны, прежде всего, для работы: низкой утомляемости (в норме рабочая овчарка должна быть способна пробегать в день более 60 км!), быстроты и резкости в атаках, малому травматизму. Шоу-братья в своем «идеале» выродились сегодня в малопривлекательные существа с горбатой спиной, дегенеративными задними конечностями, избыточной массой корпуса, часто рыхлой конституцией. Дисплазия тазобедренного сустава и локтей в шоу-лагере стала повальным явлением. Ни о какой выносливости и возможности использовать таких собак в работе говорить не приходится, их удел – короткая пробежка по рингу и сонная жизнь на диване.

2.3. Практически все рабочие собаки имеют живое, умное, деятельное выражение глаз. Физическая активность, интерес к играм и работе сохраняются на протяжении почти всей жизни. «Отсутствующий» взгляд «шоу»-пса, который чуть ли не часами способен смотреть в никуда,- к сожалению, обыденность. Период жизненной активности, за редким исключением, ограничивается щенячьим и подростковым возрастом, к 2 годам у собаки часто развивается апатия к какой-либо активной деятельности. Максимум, на что она способна – это вяло трусить за своим хозяином на прогулке, опустив голову к земле и не проявляя никакого интереса к окружающей обстановке. Эту картину сплошь и рядом можно увидеть в городе: неторопливо идущий владелец и кое-как плетущийся рядом со скучным видом красно-рыжий «чемпион рингов».

 
Кобель рабочего разведения Cortes Oger Schloss на поле перед работой по следу
 

3. Генетическое здоровье и долгосрочные перспективы развития. Залог долгосрочного успеха рабочего направления разведения (конечно, при разумной политике заводчиков) и источник ее развития – широкая кровная база производителей. Не подвергшаяся искусственному секвестру деятелей от шоузухт, хотя изрядно потрепанная в ходе борьбы против рабочего разведения при президенте SV Мартине и Ко, она сохранила отличный потенциал для поддержания и совершенствования лучших характеристик рабочих. К большому сожалению, во много утрачены плоды отличной селекционной программы ГДР. Воссоединение Германии пришлось на период «расцвета» идеологии шоу-зухт, уничтожившей богатое наследие Восточной Германии, производители которой были полностью исключены из племенной программы SV, а заводчики, за редким исключением, вовлечены в легкий бизнес на «шоу». Но сохранилось несколько отличных линий, переживающих сейчас возрождение в рабочих питомниках объединенной Германии и других стран.

На этом фоне, «триумф» шоу-разведения, о котором радостно (но уже с заметной тревогой) рапортовали деятели SV в 90-х, при объективном рассмотрении, выглядел плачевно. Кровная база, искусственно сжатая в 80-х гг. до трех «супер-линий», необратимо привела к генетической депрессии, «выстрелившей» в начале 2000-х гг. В настоящее время «шоуматоры» пытаются активно проводить генетическую разрядку, вливая в племенное ядро собак рабочего разведения, но без кардинального изменения общей идеологии и отказа от сомнительного тезиса «совершенство через красоту» эти меры не способны принципиально улучшить ситуацию. Напротив, рабочее поголовье не только не нуждается, но и избегает прилития кровей «шоу» собак, накопивших массу анатомических и поведенческих проблем.


Против общей тенденции моды


Почему же рабочая немецкая овчарка количественно так мало представлена в популяции? Не являются ли вышеприведенные утверждения безответственными лозунгами «экстремистов» от «ляйстунгзухт», «вербующих» себе сторонников?

Во-первых, заметим, что подавляющее большинство приверженцев рабочего разведения в Германии – это идеологические наследники фон Штефаница, сохранившие верность «золотым правилам» и пережившие исключительно нелегкие времена засилья братьев Мартиных и их клана в SV, когда разводить рабочих собак было не престижно и невыгодно (шоу-питомники купались в лучах славы и деньгах). В нашей стране, где после распада СССР отсутствовала какая-либо самостоятельная политика в  разведении НО, рабочие линии вообще не были представлены. Все мы – заводчики рабочих собак, спортсмены и любители породы – вышли из господствовавшего «шоу»-разведения. Как правило, у каждого еще живет по 1-2 «рыжих» овчарки, приобретенных 5-10 лет назад и являющихся сейчас просто pet-dog, домашним питомцем. Иногда это очень даже приличные по поведению собаки, способные показать неплохие результаты на пробе мужества или в ординарной дрессировке. Но ни одна из них по рабочему потенциалу и рядом не стоит с нашими рабочими овчарками. «Попробовав» первую рабочую НО, мы навсегда забыли про «шоузухт».

Просто хороший pet-dog Бронко,
способный на мутпробе «заткнуть за пояс» многих собратьев «шоузухт»
Рабочий кобель Allemandrus Zamb
Тренировка в защитном разделе

Во-вторых, статистика – упрямая вещь. На всех серьезных соревнованиях по рабочим качествам (BSP, WUSV, WM FCI), куда вход открыт любой потенциально немецкой овчарке, представлены исключительно собаки рабочего разведения. «Шоу»-разведения там просто нет, и если они и появляются где-то на этапах регионального отбора на уровне городов, то безжалостно отсеиваются объективными оценками на состязаниях. Система оценок на соревнованиях по рабочим качествам – весьма жестко регламентирована, и даже пристрастный судья имеет очень небольшую «свободу творчества». Только немецкие овчарки рабочего разведения и малинуа (в единичных экземплярах – ризеншнауцеры и ротвейлеры) сегодня попадают на международные первенства по рабочим качествам FCI. Это лучшее доказательство тому, что если немецкая овчарка – собака для работы, спорта, охраны жизни и имущества хозяина, а не модный «гаджет», то это только НО рабочего разведения.

В-третьих, не будем забывать, что поголовье рабочих НО безудержно вытаптывалось фюрерами-шоуматорами, заполучившими бразды правления в SV, на протяжении почти 3 десятилетий в угоду своей идеологии, своему влиянию, своим доходам. Эти функционеры, обладавшими властными полномочиями в крупнейшей породной организации, задавали моду, выступали одновременно и экспертами на ведущих выставках, и заводчиками, включая своих собак в племенную элиту популяции. Сосредоточение в руках узкой группы лиц  (Х.Мартина и его окружения) функций экспертизы, судейства, племенного разведения и руководства главным породным клубом мира давало неограниченные возможности для проведения удобной им политики и злоупотреблений.


«Период Мартина»  

Как происходил «захват власти» в SV? Братья Вальтер и Херман Мартины занимались разведением немецких овчарок (хотя не являлись потомственными заводчиками) и активно участвовали в деятельности SV. Вальтер основал питомник “v.d.Wienerau” в 1958 г. (получено 363 помета), Херман – питомник “v. Arminius” в 1972 г. (получено 206 пометов). Поначалу влияние братьев на национальную племенную программу не было заметно. Но с 1966 г. В.Мартин стал судьей по разведению и судил главные выставки SV (и не только). Х.Мартин вступил в SV в 1962 г. и стал его «активистом». Почти 10 лет братья совместно работали в питомнике «Винерау». Хельмут правильно «угадал» предпочтения тогдашнего президента SV К.Руммеля, при котором стала закладываться идеология моделирования «совершенство через красоту».

Х.Мартин был владельцем нескольких топ-собак, вошедших в отборный класс. На выставках Хельмут в качестве хэндлера демонстрировал своих собак и собак брата. Он также успевал перенимать опыт и квалификацию эксперта. Его активность в SV приносила большие карьерные плоды.


- В 1966-72 гг. он кассир земельной группы OG Viernheim (центра Schonheitzucht), в 1972-78 гг. – советник по разведению этой группы, с 1974 г. – главный советник по разведению SV, с 1982 по 1994 г. – президент SV, с 1994 г. – почетный президент SV, президент WUSV, вице-президент VDN.
- в 1970 г. получил звание судьи по разведению, а с 1974 г. занял должность руководителя ведомства советников по разведению SV (по сути, главный селекционер породы).
- в 1975-82 гг. судил на главных выставках SV рабочий класс сук (GHKL), то есть оценивал матерей, родственниц будущих лидеров и чемпионов шоузухт из своих кланов и питомников. С 1982 г., сменив К.Руммеля на посту президента SV, он не только эксперт главных выставок SV, самого престижного класса кобелей (GHKL) (передал судейство рабочего класса сук своему соратнику Бекку), но и фактический распорядитель внешней и внутренней политики SV.

 
Canto Wienerau, родоначальник 1 из 3 "супер-линий" шоу-разведения
Quanto Wienerau, родоначальник 2 из 3 "супер-линий" шоу-разведения
 

Не удивительно, что обладая подобными возможностями, Мартины ввели  в отборный класс (племенное ядро породы) многих собак своего разведения (в явной диспропорции по сравнению с другими питомниками), а Quanto Wienerau и Canto Wienerau стали основателями двух из трех супер-линий шоузухт, к которым впоследствии была сжата кровная база всей популяции. Даже если бы Канто и Кванто были супер-собаками (хотя в рабочем разведении того времени они не пользовались особой популярностью), сокращение генофонда неизбежно должно было завести в селекционный тупик, что и случилось на пороге XXI в. Доктор Хельмут Райзер, один из ярких активистов «рабочего лагеря», к помощи которого SV прибегло в 2002-2004 г. (д-р Райзер был главным советником по разведению), с иронией заметил, что для исправления ситуации в породе НО, следовало бы уже прилить к ним крови рабочих собак, таких как малинуа. Это ироническое замечание уже не кажется «экстремистским»  на фоне массовых отказов «шоушников» отборного класса в испытаниях на проверку нервной системы (и без того предельно смягченных), всеобщего распространения недостатков и заболеваний опорно-двигательного аппарата, дисплазии ТБС, аллергии, снижения пигментации и других проблем в шоу-популяции. А многочисленные злоупотребления, обнаруженные в системе SV (подделка дипломов, результатов ветеринарных экспертиз и др.), направленные на искусственное удержание на плаву тонущего шоу-корабля «из трех суперлиний» лишь подтверждают глубину проблемы, с которой столкнулась порода на рубеже «100-летия триумфа немецкой овчарки». Закономерный итог этого – раскол в SV, произошедший в 2002 г. и массовый исход его членов, придерживающихся здравого смысла «немецкая овчарка – собака для работы».

 
Dr. Helmut Raiser, международно признанный авторитет прикладной дрессировки, убежденный сторонник рабочего разведения. В 2002-2004 г. - главный советник по разведению SV
 

Таким образом, несовершенство организационных процедур главной породной организации мира (возможность прямого конфликта интересов крупнейших заводчиков и руководителей SV в одном лице, а также право узкой группы заинтересованных функционеров по своему усмотрению определять политику огромной общественной организации) фактически поставило немецкую овчарку как рабочую породу на грань исчезновения (число собак рабочего разведения составляло ничтожные 3-5% от общей популяции в конце 90-х).

Но к счастью, после острой фазы кризиса болезни, как правило, начинается выздоровление. Раскрывшие глаза на серьезнейшую проблему породы заводчики, не пребывавшие в плену сиюминутных конъюнктурных интересов, все в большем числе стали  разворачиваться в сторону рабочего разведения. Они обратились к производителям, вышедшим из рабочих линий 60х-начала 70-хх гг. ФРГ, остаткам генофонда популяции ГДР, и отдельным представителям рабочих НО, сохранившимся в других странах. Этот «золотой фонд»  более 20 лет берегли немногочисленные убежденные энтузиасты, заводчики рабочих питомников, презревшие быструю  выгоду и дешевую славу. Сегодня они переживают свое возрождение. Питомники “v.Haus Antverpa”, “v.Salztalblick”, “z Pohranicni Staze’, “vom Isarland”, “v.Weinbergerblick”, “v.Haus Pixner”, “v.Schwarzen Milan”, “v.d.Mohnwiese”, “v.Karthago” и ряд других – «поставщики» рабочих овчарок самого высокого уровня, воплощения идеала породы Макса фон Штефаница, чьи действительные, а не придуманные достоинства ежегодно подтверждаются на спортивных состязаниях мирового уровня и в ежедневной практической работе в армии, полиции, спасательных службах. Возрождение этих достойных потомков Хоранда ф. Графрата, их богатый генофонд  дают основания надеяться, что замечательная Немецкая овчарка будет носить звание «Породы №1 в мире» по праву, а не на словах, и на протяжении долгих поколений будет идти нога об ногу с человечеством.


 
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню